second_doctor (second_doctor) wrote,
second_doctor
second_doctor

Categories:

Академик

Достойны сожаления потуги современных сценаристов, рожающих очередной слезливо-героический сериал из эпохи тов. Сталина. Товарищи! Не надо рожать ежа против шерсти — это вредно. Зайдите в Википедию и в строке поиска наберите: «Простой советский академик». Великий Тырнет извергнет на вас такие биографии, такие повороты судьбы, что Дюма с Гюго перевернутся в гробах от зависти.


Исторической здание Военно-медицинской Академии
Автор: Mil.ru, CC BY 4.0, Ссылка


Например, Аничков Сергей Викторович, крёстный папа советского лекарства «Дибазол». Родился С. Петербурге, в скромной семье штабс-капитана Виктора Викторовича Аничкова и его дражайшей супруги Марии Эдуардовны, урождённой Тилло.  В 1909 году Аничков-младший поступил в Императорскую Военно-медицинскую академию. В 1912 г. начал научную работу в лаборатории И.П. Павлова (того самого, нобелевского лауреата). Тогда же связался с кружком революционно настроенных студентов. После первомайской демонстрации 1912 г. будущее светило науки посадили в кутузку. Чтоб не отсвечивал.

Политический сыск образца 1912 г. - совсем не то же самое, что Преображенский приказ обр. 1712-го. Просидев три месяца, Аничков вышел на свободу ввиду недостатка улик. Однако, сыскное ведомство имело своё собственное видение этого «недостатка». Студента отчислили из ВМА и велели ехать в Казань, в ссылку. Но одно дело упечь в ссылку сына инспектора народных училищ, некоего Ульянова-Ленина и совсем другое — представителя обширного и родовитого семейства Аничковых. Уже в январе 1913-го Аничков вернулся из ссылки и поступил в Юрьевский (бывший Дерптский) университет, откуда вскоре перевёлся в Казанский университет. Как бы то ни было, арест и ссылка произвела должное впечатление на студента — в революционной деятельности больше замечен не был.

В 1914-ом опубликована первая научная работа Аничкова: «Загадочный феномен периодической деятельности желудка» . Несмотря на несколько анекдотичное название, ссылки на первое исследование Аничкова встречаются в научной литературе по сей день.

Июль 1914-го года — начало I Мировой войны. Окончивший четыре курса Аничков добровольно отправляется на фронт в должности помощника врача. Но кроваво-кишечные будни лазарета не по нраву будущему академику и Аничков становится строевым офицером. Дослужился до звания штабс-капитана Измайловского полка, участвует в боях, награждён Георгиевскими медалями и «Владимиром» 4-й степени. С бантом и мечами. В 1917 тяжело ранен, демобилизован.

В октябре 1917 сбылась мечта идиотов свершилась Великая Октябрьская Революция. В Питере мрак и голод. ЧК соревнуется в накале террора с криминалитетом, а наш герой, припрятав погоны и ордена занят выживанием. В 1918 году Аничков похоронил отца и наконец завершил медицинское образование в 1-м Петроградском медицинском институте. В 1919 г. заматеревший и поседевший Аничков вновь появляется в стенах ВМА, столь неосмотрительно отвергшей нашего героя после Первомая 1912-го. Теперь он ассистент кафедры фармакологии, ему двадцать семь и жизнь только начинается. Молодого учёного взял под крыло академик Н.П. Кравков. Академик этот кроме всего прочего был известен в узких кругах серией экспериментов с химическим оружием, проведённых в 1914-1915 гг. на Лужском полигоне. А так же тем, что работая в полуголодном Петрограде, раз за разом отклонял приглашения перейти в иностранные институты, хотя возможность эмигрировать у него была. Докторская диссертация Аничкова, выполненная под руководством Кравкова, была посвящена вполне ещё безобидной теме: «О деятельности сосудов изолированных пальцев здоровых и больных людей». 


Кравков Николай Павлович
Автор: неизвестен - из семейного архива М. Российского, наследника Н. П. Кравкова, Общественное достояние, Ссылка

Парадокс Советской власти двадцатых — начала тридцатых годов заключается в том, что безжалостно давя всякое инакомыслие, государство довольно лояльно относилось к интеллигенции. Последней не только давали заработок, для поддержания штанов, но и посылали отдельных специалистов в длительные и весьма плодотворные командировки за рубеж. Вспомните Маяковского с Горьким, вспомните Капицу...

В 1924 году С. В. Аничков возглавил кафедру фармакологии Военно-медицинской академии и уже в 1925 году отправился в загранкомандировку. У меня, живущего в куда более либеральную эпоху, командировка советского доцента вызывает откровенную и чёрную зависть. В Берлине  Аничков встречался с фармакологом Полем Тренделенбургом — сыном автора популярной в хирургическом сообществе «позы Тренделенбурга». В Голландии будущий академик общался с фармакологом и физиологом Р. Магнусом, чуть-чуть не дожившим до вручения Нобелевской премии. В Лондоне Аничков работал с физиологом Эрнестом Старлингом введшим в обиход термин «гормон». Накопленный багаж знаний требовал применения в работе на благо народного хозяйства молодой советской республики. И Аничков его применил — занялся патогенезом поражения фосгеном и ипритом. Первое советское руководство по токсикологии было написано в соавторстве с Аничковым.


Аничков Сергей Викторович

Существует мнение, будто репрессии 30-х были основаны исключительно на ложных доносах. Однако, несложно представить, что гвардейский офицер и фронтовик Аничков спутался с неким подпольем, ставящим своей целью подкорректировать историю СССР. В 1937 г. Аничкова осудили по статье 58-10 УК РСФСР (контреволюционная деятельность). Отсидев три месяца при царе за торжество народовластия, учёный получил 10 лет заключения от этой самой народной власти. В ленинградском научном сообществе ходил слух (только слух!), будто донос написал Василий Васильевич Закусов, ещё один выдающийся фармаколог в погонах. Аничков и Закусов вместе работали под руководством Кравкова, но по неизвестной причине стали не то чтобы врагами, но скажем так: жёсткими неприятелями.

Чтоб Аничкову не скучно сиделось, его отправили в шарашку, где наш герой занялся тем, чем занимался до суда: Исследования в области токсикологии и химического оружия. Зачем надо было устраивать спектакль с судом и приговором? Вот и мне интересно. В 1944-ом досрочно освобождённый Аничков стал научным сотрудником Наркомздрава в Москве, а в 45-ом возглавил кафедру во 2-ом Ленинградском мединституте. Потом было избрание в действительные члены Академии и Сталинская премия, открытие новых лекарств и высшее признание заслуг — звание Героя Социалистического труда. Но всё это будет потом. А сейчас учёный вдыхал промозглый воздух Ленинграда, приходящего в себя после блокады. Это был воздух свободы.


Мемориальная доска на здании кафедры фармакологии ВМА. Фото А. Пиголицына. Источник: http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?id=16342

Занимательная фактура

Дедушка будущего профессора Аничкова по материнской линии, Эдуард Иванович Тилл — русский гидротехник, инженер-генерал, председатель Строительного комитета Морского министерства. Ему, между прочим, принадлежит проект дамбы для защиты Петербурга от наводнений, достроенной с поправкой на технологии уже в наше время.

Город Кузнецк (ныне Новокузнецк) был основан в XVII в. дальним родственником академика Аничкова, воеводой О.Г. Аничковым.

В начале XXI века в Петербурге проживало около 40 представителей рода Аничковых, что несколько противоречит тезису о тотальном уничтожении старой аристократии при советской власти.

Закусов, которому ленинградские сплетники приписали авторство доноса на Аничкова, действительно поучавствовал в одном следственном мероприятии МГБ (см. «Дело врачей»). В 1952 г. фармакологу предложили подписать экспертный анализ рецептов для лекарств, выписанных некими коварными докторами, чтобы ускорить смерть больных. Рецензия Закусова была шедевральной: «Лучшие врачи мира подпишутся под этими рецептами». Когда решите закинуться феназепамом на сон грядущий, вспомните: его изобретатель Василий Васильевич Закусов сумел остаться человеком в эпоху торжествующих негодяев.
Tags: История медицины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments